Ростислав Буняк,
головний редактор сайту Факти ICTV
Вже два роки тримає війна на Донбасі. Є мирна угода, але мир не завжди зберігається. Лінію розмежування часто називають кордоном. По обидва його боки, на перший погляд, різна Україна.

Для когось, різниця настільки сильна, що годі шукати спільні точки дотику, простіше розійтися. Але є і ті, хто бачить в окупованому Донбасі єдине ціле і не готовий «завтра» з ним розпрощатися.

Питання часу, коли ми змінимо свою риторику і заговоримо мовою діалогу заради цілісності країни.

Будь-які непорозуміння з Донбасом зникнуть самі по собі щойно російські війська відійдуть за український кордон. Це – третя позиція, якої дотримуються деякі опитані нами блогери і журналісти.

Яка з них вам здається найбільш реалістичною? Чи, може, є четвертий-п'ятий-сьомий варіанти?

Факти ICTV зібрали в одному спецпроекті різні думки українських блогерів та журналістів. Нам важливо було почути усі позиції і показати їх вам. Конфлікти не бувають однобокими. Журналістика передбачає дивитися на проблему з різних точок зору.

У кожного з наших спікерів ми спитали, як розвиватиметься ситуація на Донбасі, що буде з Донбасом? Яким має бути діалог, і з ким його насправді треба вести? Ми спробували разом з експертами заглянути у майбутнє і спрогнозувати, яким буде Донбас через 5 років.

Відповіді неоднозначні, провокативні та часто категоричні. Було би добре, аби розділяючи точку зору того чи іншого блогера або журналіста, ви, читачі, дочитали до кінця текст з протилежною думкою.

І, можливо, разом, у хвилі дискусій ми знайдемо те саме соломонове рішення, від якого у перспективі виграє вся Україна.

АНДРЕЙ КУЛИКОВ
ЖУРНАЛИСТ, ВЕДУЩИЙ ПРОГРАММЫ
«СВОБОДА СЛОВА» ТЕЛЕКАНАЛА ICTV
Соціальні мережі – це віртуальний світ, і лідерами суспільних думок там стають ті, хто не так часто мають реальну вагу у справжньому світі. Я би не звертав надто великої уваги на критику ймовірності діалогу з їхнього боку.
Йдеться не про примирення Донбасу і решти України, а насамперед про примирення людей, які дотримуються кардинально протилежних поглядів. Такі люди є не лише на Донбасі, вони є по цілій України. Просто на Донбасі це спалахнуло у першу чергу завдяки зовнішньому втручанню.

Саме українські патріоти Донбасу врятували Україну від набагато більшої біди. Перший російський прапор на території материкової України був піднятий не у Донецьку чи Луганську - у Харкові. Російські агенти діяли широким фронтом. А коли зрозуміли, що не можуть подалати спротив у регіонах, які їм видавалися найбільш вразливими (на Донеччині та Луганщині), відкликали більшу частину агентури з інших областей. Завдяки цьому, а також бездіяльності місцевої влади, росіяни переламали співвідношення сил.

Соціальні мережі – це віртуальний світ, і лідерами суспільних думок там стають ті, хто не так часто мають реальну вагу у справжньому світі. Я би не звертав надто великої уваги на критику ймовірності діалогу з їхнього боку.

Покараними має бути будь-хто, хто вчиняв злочини проти людяності з обох боків лінії фронту. З обох боків. Без цього не буде довіри. Довіри гіркої, болісної. Довіра може відновитися, якщо буде однаковий підхід до усіх. Кого амністувати? Українське законодавство дає чітку відповідь. Я краще й не скажу. Але в тому числі від українських ветеранів, які зараз на фронті, мені доводилося чути, що людина, яка воювала з різноманітних причин, брала в руки зброю (іноді під примусом, за гроші або за уявлення, які потім змінювалися), а згодом цю зброю склала – підлягає амністі. Якщо не скоювали злочинів.

Колючий дріт по лінії зіткнення не підійде. Як вони уявлятимуть життя тут? Вони не матимуть жодного уявлення про те, що у нас насправді коїться. Не знатимуть про досягнення, які у нас є або можуть бути і не знатимуть ті проблеми, які дозволятимуть їм усвідомити, що у нас спільна доля. Так само й ми не знатимемо про їхні проблеми. Ні, має бути контакт, обмін на громадянському рівні. Він може бути різноманітний: воз'єднання сімей, культурний обмін. Приміром, я читав, що на території "ДНР" багато людей загинули від грипу. І в той же день читаю, що так само багато жертв у Києві. Хіба лікарям немає про що поспілкуватися?

Якщо не через 5, то через 6 років Донецька і Луганська області відновляться у складі України. За моїми уявленнями, потрібно саме стільки часу, щоби там змінилися, переважно в природний спосіб (але частина еволюції включає і насильницький спосіб), ті, хто зараз має там реальну владу. До влади би прийшли ті, хто більше готовий до порозуміння з рештою України і ті, хто прийнятніший для решти України.
ФАКТЫ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
АНДРЕЙ КУЛИКОВ:
Донецька і Луганські області у складі України
ОСТАП ДРОЗДОВ
ЖУРНАЛИСТ, ТЕЛЕВЕДУЩИЙ
По лінії АТО – новий державий кордон, трьохметрова стіна, електрична напруга 1000 вольт, колючий дріт і глибокий рів із голодними крокодилами.
Країна пройшла повний цикл стигматизації. Думки регіонів остаточно сформовані й фактично стали стереотипами. Донбас програв самого себе в Україні. Доки існуватиме Україна, це буде регіон із тавром зрадника, конформіста, байдужої біомаси, споживача кісєльовщини, безпринципного населення, якому пофіг, хто йому заплатить пенсію. У кращому випадку українці до донбасців будуть ставитися заочно вороже і з величезною ноткою недовіри та обережності.

Донбас повністю програв свій образ усередині України, і це безповоротно. Навіть якщо у рожевих снах уявити реінтеграцію Донбасу в тіло України, то це все одно буде похмуре, другосортне гетто, яке взагалі не вписується в проект модерної європейської України. Жоден здравомислячий українець уже ніколи не захоче жити на Донбасі, навіть за великі гроші. Примирення неможливе. Бо, пройшовши по лезу історичних потрясінь, кожен себе проявив, хто як міг. Україна виходить із цих випробувань із героїчними плюсами, а Донбас – із ганебними мінусами.

Так зване примирення – це і є проект Росії. Якраз їй дуже вигідно, аби носії виразно антиєвропейського світогляду багатократно ширилися в Україні. На порядку денному на наступні 100 років узагалі не стоїть примирення України й Росії як рівнопартнерських держав-сусідів. Росія – це цивілізаційний ворог, перманентна загроза. І до цього треба звикати.

Невипадково генеральна концепція «русского мира» базується на трьох китах: православна доктрина, російська мова, спільна історія у всіх її проявах. Звідси випливає важке надзавдання для України: як вирватися з «русского мира», будучи його частиною. Як на мене, це і є національна ідея України. Вона не передбачає примирення з Росією.

Донбаська проблема не має вирішення, оскільки всі сторони самі себе запрограмували на хибні параметри гри. Якщо холоднокровно абстрагуватися від кон'юнктури і чесно глянути на реалії, то Україні треба піти на втрату своєї території і розцінити це як успіх. Це звучить парадоксально, але можлива втрата Донбасу – це історичний шанс відірватися від «русского мира» чи бодай відгородитися від нього. Війна за Донбас – це війна за постійну присутність Росії в Україні. Україна повинна наважитися стати другою Фінляндією, яка у війні з Росією втратила третину території, зате стала розвиненою європейською Фінляндією.

По лінії АТО – новий державий кордон, трьохметрова стіна, електрична напруга 1000 вольт, колючий дріт і глибокий рів з голодними крокодилами. Я не жартую: історія сама нам створила буфер від Росії у вигляді недолугих «ДНР-ЛНР». Я б використав це як заслін від ворога. Якби на всеукраїнський референдум винести питання: чи треба нам відмежуватися від сепаратистських республік, щоб наші хлопці більше там не гинули невідомо заради чого – ми б отримали дуже несподівану відповідь від народу.

Щасливе співіснування Донбасу й України уже неможливе. Це буде двобій ідентичностей, двобій різних правд, однаково дорогих для обидвох сторін. І цей двобій ще навіть не починався. «Вата» ніколи не зміниться, навіть якщо ми її перепідпорядкуємо Києву. Ми можемо скільки завгодно називати «ватників» тупими, відсталими тощо, але вони – самодостатня, цілісна ідентичність. «ЛНР» і «ДНР» – це природні утворення для тамтешнього населення, яке дух державності уявляє собі саме так. Для них Україна завжди буде територією бєспрєдєлу, регулярних революцій, злиднів і проблем. Вони ніколи не мали підстав пишатися Україною і бути нею задоволеними. Наше з ними минуле занадто різне, і воно не може нас об'єднати. Наше з ними теперішнє теж дуже різне, і воно не може нас об'єднати. Наш проект майбутнього несумісний з їхнім, і він не може нас об'єднати. Я не розумію, навіщо ліпити докупи те, що ніяк не ліпиться.

Звісно, можна половину чоловічого населення покласти в цій війні заради того, щоб уряд надалі закупляв у Росії вугілля, як ні в чому не бувало. На жаль, українці досі сприймають свою державу суто як територію. Тоді як весь світ мислить категоріями простору. Донбас – це територія України, але не простір України. Уявіть собі – завтра Донбас вертається. В мене питання до патріотів: а ви не хочете до себе в госі запросити тих, хто недавно голосував за від'єднання, палив синьо-жовтий прапор і молився на Путіна? Так-от, усі ці люди завтра можуть стати нашими співвітчизниками з правом голосу на виборах і прихованою злобою на «хунту». Деескалація станеться тоді, коли всі опритомніють і зрозуміють, що розбиту сім'ю неможливо насильно відновити і що краще цивілізовано розлучитися, поки ще хата ціла.

На рівні кухонних розмов уже давно визріває думка, що війну треба припиняти навіть ціною втрати окупованих територій, бо вони ж і так уже окуповані. Просто на політичному рівні ніхто не осмілиться першим сказати це вголос, бо звинуватять у зрадництві, боягузтві, сепаратизмі і всьому іншому. Але якщо вслухатися у свій власний народ, то влада відкриє багато чого цікавого для себе. Люди вже не хочуть воювати. Люди втомилися. Людям досі не пояснили, заради чого були всі ці жертви. Люди помічають свою несумісність із донбаським світоглядом. Люди хочуть мати безвізовий режим з Європою, а не оглядатися на деенери-леенери. Люди вже давно списали Крим і досі не розуміють, якого чорта ми даємо йому електроенергію. Чого гріха таїти – безліч людей воліють відгородитися високим парканом від сепаратистської зарази.

Кожна війна породжує героїв і злочинців. Дуже часто це одні й ті ж люди. Одна луганська бабулька з піною на губах проклинала українських військових, які під час обстрілів убили її старого чоловіка, простого перехожого. Для неї український солдат – злочинець і убивця. І в той же час мого сусіда з-під Львова убив луганський ополченець. Ці дві трагедії – дзеркально-симетричні, тому що з обох боків є жертва і є вбивця. Покарати когось одного не вдасться, навіть якщо правда на чиємусь одному боці. Усе зайшло занадто далеко.
ФАКТЫ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
остап дроздов:
Невизнані самоутворення, джерело небезпеки, вічне гальмо для розвитку України, стоп-кран, марний тягар
АНДРЕЙ НЕДОВЕС
БИЗНЕСМЕН, БЛОГЕР, ЖИТЕЛЬ ЛУГАНСКА
Между нами очень много крови, поэтому, боюсь, мы нескоро сольемся в объятиях.
Мы обречены на то, чтобы найти общий язык. Но я не настроен оптимистически. Россия вмешалась в нашу драку. По началу разгоралась гражданская война, а Россия решила учесть свои интересы. Если бы Кремль не вмешался - конфликт был бы менее кровавым. Конфликт произошел также по вине центра и запада Украины, не без участия старой власти, потому что палку перегнули старые воры уже до такой степени, что терпение лопнуло. Но это не было поводом для кровавого государственного переворота. Фитиль был зажжен там.

В войне, безусловно, принимают участие российские войска. Я это говорю как человек, который живет в Луганске. Войска российские сюда заходили. Регулярные войска. И он ушли, сделав свое дело. Я подозреваю, что они участвовали в «котлах», причем решающим образом. Но сейчас регулярных войск нет.

Остались советники. Думаю, что высший или даже средний командный состав укомплектован российскими людьми, кадровыми военными, которые, скорее всего, не в штате армии РФ. Подозреваю, они временно уволены из войск РФ, чтобы юридически соблюсти некоторые моменты.

На стороне остальной Украины воюют чеченские батальоны Дудаева. Это не смущает никого? Не смущает. Поляки, немцы воюют. Большое количество иностранцев. Они поддерживают в гражданской драке центральную часть Украины. Вот и все.

Сейчас в тренде люди, которые живут в сети - блогеры, публицисты. Они призывают, дословно, «сделать гарнизон из Луганска, да и вообще забыть про такой город, не восстанавливать его». Перед этим призывали сжечь его напалмом. Говорили, что там живут люди второго сорта, что это промзона, которая тянула постоянно назад «нэньку». Этот парламент не в состоянии принять изменения в Конституцию, которые прописаны Минском-2. Но новый парламент будет еще более радикализован. И я боюсь, что мы в тупике. Глухом тупике.

Крови очень много. Её льют реками. Я видел, как летят «Грады» на мой город со стороны ВСУ. Я видел как ополченцы убивали мирных жителей… Это страшные вещи. Между нами очень много крови, поэтому, боюсь, мы нескоро сольемся в объятиях.

СМИ нужно переориентировать на мир. А вы послушайте наши новости, аналитику и сюжеты - волосы дыбом стают.

Путину Донбасс сейчас не нужен. Для него мы - чемодан без ручки. Крым он не отдаст, а Донбасс отдаст из закрытыми глазами. Ему просто надо сделать это красиво, чтобы не начали резать людей, которые кричали "Путин! Путин!". А резать, поверьте, есть кому.

Если мы начнем меряться кровью - зайдем тупик. У меня есть счеты и к тем, и к тем, но я готов сейчас сказать: Давайте, сели - выпили водки и сказали, что дальше будем идти вместе. Или хотя бы параллельно. Иначе крики, что мы всех должны карать, никакой амнистии…

Мировые доноры будут заниматься реконструкцией Донбасса, также этим будет заниматься частично Украина и частично Россия. За этот банкет должны заплатить все. И те, кто печенье раздавали на Майдане, призывая огнем и мечом уничтожить власть, и те, которые сюда с востока заводили танки, и эти, которые обстреливали.
ФАКТЫ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
андрей недовес:
Автономия в составе Украины
РОМАН БОЧКАЛА
ВОЕННЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ
Будет широкомасштабная амнистия. В число амнистированных попадут и те, кого мы сейчас называем боевиками.
Мы знаем, что на востоке воюют российские наемники. В тоже время с оружием в руках также граждане Украины, и их большинство. Украинский конфликт имеет серьезные признаки гражданской войны.

Я часто общаюсь с жителями Луганска. Многие хотят, чтобы прекратились «ДНР-ЛНР», территории вернулись под контроль Украины. Все-таки путь примирения происходит, просто многие пока боятся об этом говорить публично - пока это смертельно опасно.

На территории нынешней Хорватии действовала республика Сербская краина (сепаратистское образование похожее на «ДНР-ЛНР»). Оно просуществовало несколько лет, страна понесла тысячи смертей. Для того, чтобы вернуться к человеческому диалогу, хорватам и сербам понадобилось минимум 10 лет. Сейчас прошло уже 20 и до сих пор ощущаются симптомы вражды. Украинцам тоже понадобится минимум 10 лет.

Все те, кто выходил с российскими знаменами и флагами «ДНР – это люди, которые не понимали, куда ведут свой край. Они хотели быстрого результата по примеру Крыма, никто не думал, что будет война. Сейчас жители Донбасса должны оценить, насколько они преданы псевдоидеям. Мне кажется, в этом нужно искать компромисс.

Фундаментальной причины войны не существует, поэтому не особо понятно где искать компромисс. К примеру, лозунги, которые используются представителями боевиков - каковы они? Ущемление прав региона, ущемление прав русскоязычных? Это все мифы. Люди должны перестать жить в плену мифов. Причем, как по одну сторону, так и по другую. В Киеве ведь тоже есть стигматическое отношение к жителям Донбасса.

Уверен, будет широкомасштабная амнистия. В число амнистированных попадут и те, кого мы сейчас называем боевиками. Это больно, сложно принять, но это международная практика – она была во всех конфликтах.

Во время конфликтов нормы уголовного права не совсем применимы. В тоже время, я считаю, что виновные должны быть наказаны. Это зачинщики, те, кто руководил, те, кто отдавал приказы и те, на чьих руках есть доказанные факты убийств.

Все очень сложно. К примеру, практически все мэры с оккупированных территориях оказались в числе сепаратистов. И вот я представил, чтобы делал на месте мэра? Мой город захватили. Что делать? Ситуация сложная: с одной стороны, ты ответственный перед людьми, которые тебя выбрали и ты должен продолжать отстаивать их интересы, с другой стороны - люди с автоматами. Выбор невелик: бежать либо оставаться...

Давайте вспомним Нюрнбергский процесс, когда судили нацистов: как оказалось, не все белое, что белое и не все черное, что черное. Нам видится, что всех надо казнить, расстрелять, лишить гражданства и так далее. Я считаю, что это гиблый путь. Так не получится, это закапывание головы в песок и проблема не исчезнет. С людьми нужно выстраивать диалог, объяснять, что происходит. Потому что часто гуляют мифы. Недавно был в «серой» зоне в Луганске, там практически не работают украинские СМИ, туда даже не привозят газеты. Люди находятся в информационном вакууме и они не понимают, кто сепаратисты, а кто – нет.

Будет поствоенный синдром. Радикально настроенные украинцы имеют право на такое мнение. Они, прежде всего, пострадавшая сторона, которая своей кровью эту страну защищала и продолжает это делать. Я не могу с их мнением до конца согласиться, но могу понять, почему они так думают. Прежде всего, жизнь этих бойцов нужно наполнить смыслом. У нас как происходит: приезжают люди с АТО и оказываются никому не нужными, они остаются один на один со своими мыслями «все пропало, все плохо». Мне понравилось, как поступили в Эстонии: там взяли и объединили всех демобилизованных, создав Кайцелит – систему территориальной обороны. Системной такой реабилитации, к сожалению, сейчас нет. Бойцы не виноваты в том, что они все воспринимают после войны гиперчувствительно. Это тоже надо понять.
ФАКТЫ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
роман бочкала:
Донецкая и Луганская области в составе Украины
МАКСИМ МУЗЫКА
ОФИЦЕР ВСУ, ВОЛОНТЕР АТО, БЛОГЕР
Так какого же примирения вы хотите от нас, россияне?
ПРИМИРЕНИЕ? С КЕМ? С ЧЕМ?

Я никогда не ссорился с русскими. Меня вообще не интересует национальность чьего-то папы или мамы. Меня вообще не интересует, как живёт человек у себя дома. Но то, с чем он приходит в чужой дом - меня интересует. Особенно когда он приходит в мой дом. И уж тем более, когда он приходит грабить и убивать.

Русские сражались не только против меня. Русские сражались рядом со мной. Мой бывший командир родился в России. Мой нынешний командир родился в России. Один из моих бойцов родился в России. Среди «киборгов» было много русских. К чему здесь вообще национальность?

Так какого же примирения вы хотите от нас, россияне?

Вы хотите, чтоб мы примирились с вашей «великодержавной» клептоманией? С вашей жаждой убивать (бомбить, давить танками, взрывать искандерами) под предлогом «геополитической" целесообразности? С вашим раболепием перед тиранами? С вашей гордыней и чванством? С вашим навязчивым «величием» и «исключительностью»?

Просто оставьте нас в покое. Забудьте о нас. Вообще.

вот так новость
не знаю уж как и сказать

изнасиловав нашу мать
вдруг решила россия-бл***
козырную масть
поменять

и с донбассом нас стала
так навязчиво
вдруг примирять

но горит ушанка на воре
ведь с донбассом
мы вовсе не в ссоре

мы любим донбасс
но без вас

без ваших проклятых градов
без саушек и васильков
без кадыровских гадов
да без засланных казачков

повторю по слогам сейчас
мы лю-бим дон-басс
без вас

я сражался плечом к плечу
вместе с киборгом из ростова
хоронил на холме над днепром
убитого вашей пехотой
луганского патриота

воевал с вашим грушным спецназом
накрылся бы он медным тазом
вместе с вами

кровавые бл***
уходите
назад не глядя

вырубайте все зомбоканалы
и живите в глубоком говне
в своём грёбаном улан-удэ

о донбассе забудьте
вообще

А что касается так называемого национального примирения Киева и Донбасса, то сама постановка такого вопроса является манипулятивной. Ибо Донбасс - это не только та горстка маргиналов и отморозков, вооруженная и поддержанная Россией, которые посредством неприкрытого террора и лживой пропаганды удерживают мирное население Донецкой и Луганской области в заложниках политических амбиций Кремля. С террористами не может быть примирения.

А с мирным населением Донбасса никто никогда не ссорился, чтоб нас нужно было мирить. Такая постановка вопроса подразумевает наличие «гражданского конфликта». Но его нет. Есть война с использование российских РСЗО, САУ, танков, систем ПВО. Это война. И вовсе не гражданская.
ФАКТЫ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
Максим музыка:
Донецкая и Луганская области в составе Украины
ЕКАТЕРИНА РОШУК
БЛОГЕР, ОСНОВАТЕЛЬ ПРОЕКТА БУКВЫ
Войны хотят только те, кто на ней зарабатывает.
Войну готовы вести только те, кто на ней зарабатывает. Особенно это касается лидеров мнений в Facebook и так называемых «волонтеров», которые пользуются желанием неравнодушных людей помочь передовой. Именно такие персонажи хотят воевать до последнего украинца.

Вот только большинство из них в 90% не отрывали свои задницы от теплых кресел напротив мониторов. Те кто видели смерть на передовой, понимают, что ни одна война не стоит потерянной жизни.

Относительно воинственных заявлений с передовой, по моим наблюдениям они исходят чаще всего от политиков, которые до начала политической карьеры были в АТО. А значит такие заявления нужно рассматривать в свете политических амбиций их автора и это будет уже совсем другая история.

Актуальна тема самоопределения: кто хочет быть в Украине и ее гражданином, а кто нет. Те кто за Украину обязаны признать ее территориальные границы с Крымом и Донбассом, те кто против – по хорошему должны ее покинуть, а не отделять куски страны, чтобы присоединить к другой или же сделать автономию.

А без диалога невозможно решить ни один конфликт, в принципе. Так называемый военный путь решения – это не путь, а лишь один из инструментов решения проблемы.

К диалогу должны быть готовы обе стороны. Центральная власть к нему готова, не смотря на воинственные заявления отдельных персонажей. На путь диалога мы стали подписав первый «Минск».

В свою очередь, в «ДНР» и «ЛНР» уже понимают, что они не нужны РФ, а значит нет иного пути, кроме как садиться за стол переговоров с украинской стороной. Ведь РФ бы с Крымом что-то сделать (для начала с электричеством проблему решить и с падающим рублем совладать в целом), не то что присоединять к себе еще кого-то.

Важный инструмент – это правильная (подчеркиваю это слово) информационная политика Украины. На подконтрольных территориях в первую очередь.

Пора поставить точку в делении Украины на Запад и Восток, которое начали политтехнологи Януковича еще на выборах 2004 года. Тогда целью было показать различие между Львовом и Донецком, чтобы восток проголосовал за «своего» Януковича, а не «их» Ющенко. Пора отыскать национальную идею.

Пусть это будет идея мира. Самое важное - каждому ответить себе же на вопрос - чего он хочет: мира или войны? Ответ очевиден.

Украинцы готовы к миру. Войны хотят только те, кто на ней зарабатывает. Важно осознать, что жители подконтрольных «ДНР» и «ЛНР» территорий оказались заложниками ситуации. Тем кто говорит «они сами пошли на референдум», я бы рекомендовала задуматься о том, что телекартинку референдума обеспечивали СМИ РФ и молодых республик. Ну и в целом, убрав героический пафос, смоделировать ситуацию, что вы будете делать, если орки с оружием придут к вам в город и объявят себя властью? Все не так и однозначно, когда есть выбор: жить или умереть.

Украина и Донбасс – это одно целое, как бы кому ни хотелось. Украина должна продемонстрировать свою способность стать успешной. Это надо показать каждому гражданину, вне зависимости от региона проживания.
ФАКТЫ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
ЕКАтерина рошук:
Донецкая и Луганская области в составе Украины
ЭНРИКЕ МЕНЕНДЕС
БЛОГЕР, ГРАЖДАНСКИЙ АКТИВИСТ,
ЖИТЕЛЬ ДОНЕЦКА
Примирение Украины с Россией тоже очень важно. Нельзя в ущерб своей же экономике рушить торговые связи с важным партнером.
Диалог и примирение – единственная разумная альтернатива конфликту и войне. Только откровенная и честная дискуссия в обществе может привести нас к миру и развитию, которого мы все хотим. К сожалению, в нашей стране нет культуры диалога и поиска компромисса. А это одна из самых важных европейских ценностей.

Не будет примирения – не будет развития экономики, повышения уровня жизни и социальной справедливости.

Помимо вопроса Донбасса, в стране существует много других тем, на которые в обществе смотрят по-разному и которые требуют взрослого разговора: отношения с Россией, внеблоковый статус, взгляд на историю, приоритеты в развитии экономики, отношение к Майдану и декоммунизации и многое другое. Каждая из этих тем не простая. И нужно уметь говорить с людьми, не разделяющими твою позицию. Без кулаков и тем более танков.

Примирение Украины с Россией тоже очень важно, особенно в контексте Донбасса, но не только. Нельзя жить в плохих отношениях с крупнейшим соседом – против географии не попрешь. Нельзя в ущерб своей же экономике рушить торговые связи с важным партнером. Взрослая жизнь обязывает научиться в некоторых местах умерить свою гордыню и пойти на непростой компромисс ради будущего. Это вовсе не значит, что нужно предавать свои интересы, но отсекать даже небольшую возможность договорится – глупо и недальновидно.

Внутриукраинское примирение, если его начать прямо сейчас, используя богатый международный опыт, может стать подспорьем для украино-российского. Более того – консенсус внутри нашего общества, сделает нас гораздо более независимыми от внешних факторов в дальнейшем.

Касательно примирения Украины и России, есть удачные примеры из недавней истории – например Германии и Польши после Второй Мировой войны.

Cилового решения не существует. У него заоблачная цена. Это отрежет путь к развитию не только Донбасса, но и всей Украины на долгие годы, не говоря уже о человеческих жертвах. Чем раньше начнём, тем быстрее получим результат.

Примирение - сложный и долгий процесс. Моя историческая родина, Испания, переживает процесс примирения до сих пор, хотя после гражданской войны там прошло 75 лет.

Общество готово к примирению и компромиссу гораздо больше, чем год назад. Не заинтересованы в примирении только те, кто наживаются на войне или благодаря ей получили карьерный рост – по обе стороны фронта.

Политики, лидеры мнений и СМИ должны ощутить свою ответственность за разжигание розни – все агрессивные высказывания, работающие против мира, должны отслеживаться и караться. Напротив, тех, кто выступает за диалог и примирение, нужно поощрять.

Примирение - это разговор о будущем. Нужно создать такой образ совместного будущего, который будет привлекательным для людей по обе стороны фронта. Новый проект «Украина», где каждый будет чувствовать себя комфортно.

Замороженный конфликт – это путь в никуда. Он заблокирует инвестиции во всю страну, а не только зону АТО.

Без развитого Донбасса нет сильной Украины и это утверждение верно наоборот. Экономика очень взаимозависима. В восстановлении Донбасса, помимо местного бизнеса и госбюджета, будут участвовать иностранные фонды и гуманитарные организации. Уверен, что среди инвесторов будет и Россия, и страны ЕС и надгосударственные институты типа Всемирного Банка, ЕБРР и Европейского банка Инвестиций.

Устойчивый мир и политический компромисс между основными игроками разблокирует инвестиции и в Украину и в Донбасс. Давайте смотреть на ситуацию с конструктивной стороны.

Нельзя путать примирение с прощением. Все, кто совершил военные преступления с любой стороны – должны быть наказаны. В мире есть много примеров создания Комиссий правды, которые честно и непредвзято расследуют такие случаи.

Есть даже раздел международного права, который называется Transitional Justice (Правосудие переходного периода), специально созданный для решения вопросов амнистии, расследования военных преступлений и прочего. Опять же, не нужно думать, что мы уникальны – сейчас через подобный процесс проходит Колумбия.

Амнистия должна быть широкой – иначе мира не будет. Громкие преступления обязательно следует публично расследовать и показать обществу результаты.

Но амнистия даст возможность перейти от военного конфликта к политическому. Это невероятно важно! Мы должны понимать это, если хотим достойной жизни.

Политики и в Киеве и в Донецке (и кое-где на уровне выше) должны будут пожертвовать частью своих целей, ради достижения мира.

Хорошо, когда обе стороны смогут признать свою часть вины и то, что ни одна из сторон не может быть абсолютно правой.

В Донбассе должны будут признать себя частью Украины и главенство украинского закона. В Киеве – пойти на уступки в некоторых требованиях Донбасса, которые сейчас публично отрицаются.

Я глубоко убеждён, что автономия Донбасса в составе Украины – это вариант из разряда win-win. Все в выигрыше. Кроме тех политиков, кто собирался вечно кормиться на теме войны и коррупции.

Деэскалация уже произошла. Перемирие работает и именно оно даёт нам пространство для диалога и поиска политического решения.

Среди военных много здравых людей, которые считаю, что лучшая война это та, которой не было.

А вот многим Facebook-воинам не мешало бы нюхнуть настоящего пороха, прежде чем призывать к войне до победного конца. Лидеры мнений должны в полной мере осознавать свою меру вины за ситуацию. И помнить об ответственности – комиссии правды по итогам войны часто включали журналистов в списки военных преступников.
ФАКТЫ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
энрике менендес:
Автономия в составе Украины
АЛЕКСАНДР НОЙНЕЦ
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР САЙТА «ПЕТР И МАЗЕПА»
Киев должен пожертвовать желанием найти компромисс. Нет поля для компромисса.
«Примирення» - не актуально. С тем, с кем предлагается примирение, то есть с общей массой населения, примирение невозможно, потому что конфликт не с ними. С люмпенами, ставшими министрами примирение неактуально, потому что там незачем примиряться, слишком большая текучка кадров у этих «очільників». Кто-то ещё помнит мэра Славянска Пономарева? Он где? Как с ним примиряться, а главное, зачем? С российскими кураторами этих героев примирение не актуально, потому что это будет не примирение, а перемирие, а опыт ВСУ учит нас, что россияне перемирие воспринимают, как способ подобраться поближе, чтобы ударить понеожиданней.

Конфликт прекратится по причине невозможности поддерживать конфликт. По причине смерти одной из конфликтующих сторон. К примеру, РФ. Конфликт самобытных народов Славянска с народом Украины закончился именно таким образом. Ушли российские кураторы, приехали украинские солдаты, привезли сосиски, конфликт прекратился, прошли выборы, народ Славянска выбрал отвратительного регионала, который брезгует флаг Украины в руки взять. Но конфликта при этом нет. Потому что РФ в Славянске нет.

Все вопросы, которые вы задаёте про Донбасс, великий и ужасный, своеобразный, как шотландская волынка, давайте решать на примере Славянска, Гиркина-Стрелкова, Пономарева. Сколько прошло времени, чтоб Украина и Славянск были готовы мирно сосуществовать? Примерно два часа с момента отъезда Гиркина прошло. И тут же примирение попёрло полным ходом, аж гай гуде. Вот и весь процесс подготовки к примирению: российские кураторы должны свалить, а поставки вооружения прекратиться. И тут же наступит светлое примирение. Я его уже один раз видел, увижу и ещё раз, котировки нефти мне об этом говорят.

Война будет идти либо до тех пор, пока РФ не отведёт войска и не прекратит поставки вооружения, либо до тех пор, пока Украина не решит сдаться. Деэскалация конфликта путем понижения боеготовности украинских бойцов на передовой – это не деэскалация конфликта, это провоцирование РФ на расширение оккупированной территории с боями. Деэскалация конфликта – это выдать РФ по заднице под Марьинкой и остановить наступление. Сразу же после этого поражения конфликт деэскалировался просто на загляденье. Так и дальше. Чем боеспособней наша армия, чем выше наша готовность перегрызть горло, тем ниже готовность врага к нам соваться, тем меньше перспектива расширения конфликта и больше перспектива его прекращения.

Киев должен пожертвовать желанием найти компромисс. Нет поля для компромисса. РФ отводит войска и прекращает поставки вооружения, вот и весь компромисс. Нет? Окей, продолжаем разговор, не удивляйтесь нефти по пятнадцать.

Каждый, кто совершал преступления согласно украинского и международного права, должен быть наказан. Каждый, кто не совершал – не должен быть наказан. О какой амнистии речь?
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
Александр Нойнец:
Донецкая и Луганская области в составе Украины
НАТАЛЬЯ ЕМЧЕНКО
ЧЛЕН НАБЛЮДАТЕЛЬНОГО СОВЕТА ГУМАНИТАРНОГО ШТАБА «ПОМОЖЕМ»
Деэскалацию конфликта прежде всего нужно провести в умах. И мирного населения, и лидеров общественного мнения, и политиков.
Диалог актуален для Украины как никогда. Во-первых, потому что у нас в принципе отсутствует культура диалога: в традиции, в культурном коде. Именно из-за этого спорные моменты становятся не предметом дискуссии, а предметом разногласий. Во-вторых, сейчас в Украине идет вооруженный конфликт. Его урегулирование в будущем так или иначе потребует диалоговых инструментов.

Национальный диалог в странах, в которых идут военные конфликты, ведется на трех уровнях. Первый – национальный топ-уровень (политический). В него вовлечено руководство страны и политики первого эшелона. Второй - средний уровень (middle range) – это епархия лидеров общественного мнения. И третий - нижний (grass roots), но ничуть от того не менее важный – люди. Люди на местах. Мирное население. Чем больше точек взаимодействия у среднего и нижнего уровней, тем ближе мы будем подходить к национальному диалогу. Нижний и средний уровни диалога – своего рода фундамент для диалога национального.

Для национального диалога время еще не пришло, к нему просто не готовы. Пока. Рано или поздно мы все равно придем к нему. В мире уже накоплена огромная экспертиза. Есть правительственные и неправительственные организации, которые специализируются на теме диалогов и примирения, в том числе – и в ситуации вооруженных конфликтов. Практически во всех странах мира, прошедших через большие потрясения (чаще всего – на почве религиозных разногласий) созданы и работают Национальные институты диалога.

Примирение - это не забыть и простить, а вместе понять причины конфликта, вместе принять правду как она есть и вместе сделать все необходимое, чтобы конфликт не повторился в будущем. Национальное примирение всегда о том, как решить любые разногласия, любой внутренний конфликт именно при участии украинцев и именно в их интересах.

Готовы ли мы или нет разговаривать для начала друг с другом? Слышать другу друга? Как только мы перестанем выяснять кто виноват, начнется диалог. Если это процесс заработает, то примирение неизбежно – в этом я уверена. Это как в семейной жизни: если у пары есть желание разговаривать друг с другом, их брак можно спасти. В противном случае – увы.

Мировой опыт свидетельствует, что в ни один вооруженный конфликт не обходится без transitional justice или «правосудия переходного периода». И нам в любом случае придется через это пройти. Принятие правосудия переходного периода может стать результатом диалога или, наоборот, его предметом. В мире есть специалисты в этих вопросах, накоплена огромная экспертиза. Думаю, что Украина также пройдет через это. Так вот, согласно мировой практике, люди, которые не брали оружие в руки, как правило не несут наказание.
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
наталья емченко:
Вопрос некорректный - я не Ванга
ТАРАС КОРНИЮК
ВОЕННЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ ПРОГРАММЫ
ФАКТЫ ICTV
Навряд чи хочуть чути слово «примирення» матері загиблих українських воїнів.
Я не сприймаю події двох останніх років на сході України, як внутрішній конфлікт аби говорити про потребу національного примирення. Спершу анексія Росією Криму, потім захоплення Слов'янська та Краматорська «засланими казачками» на чолі з росіянином Стрєлковим. Надто швидко розвивався сценарій на Донбасі, за яким явно не встигала нова українська влада, аби це була звичайна вигадана на ходу відповідь місцевих повстанців на події Революції гідності.

Росія й досі контролює місцеві еліти так званих республік, влаштовуючи там час від часу показові вбивства, як у випадку з Дрьомовим чи Мозговим. Терор на сході припинеться тільки-но кремль втратить свій інтерес на Донбасі. Вже точно зрозуміло, що так звані ДНР та ЛНР ніколи не стануть суб'єктами РФ, тож існування цих невизнаних ніким у світі утворень в найближчому майбутньому під питанням.

Ідеальним для Росії варіантом буде інтегрування непідконтрольних Києву територій Донбасу до складу України на правах автономії зі своїм правом голосу. Це може призупинити процес євроінтеграції та унеможливить вступ України до НАТО.

Альтернативою військовому шляху вирішення конфлікту на сході є реальні реформи та підвищення рівня життя в Україні. Навряд чи довго терпітимуть злидні українці в окупованій Горлівці, якщо за кілька десятків кілометрів, приміром, в Бахмуті зарплати будуть в рази вищі та виплачуватимуться регулярно.

Мене дивує спекуляція в соціальних мережах щодо можливого потепління у відносинах між Росією та Україною, особливо з огляду на риторику російських журналістів. Під час ефірів там не відмовляють собі в спокусі називати Україну «своєю», іронізувати щодо нашого бажання євроінтеграції та щиро обурюватись вигаданим історіях про «нацистів» на вулицях Києва.

Навряд чи хочуть чути слово «примирення» матері загиблих в ДАП кіборгів, бійців полеглих під Дебальцево чи солдатів розстріляних градами з російської території.

Щодо амністіі, то я хочу запитати: А «судді хто»? Наприкінці минулого року суд Костянтинівки, що на Донбасі, виправдав колишнього мeра Дeбальцeвого Процeнка, який у травні 2014 провів так званий рeфeрeндум у своєму місті. Згідно украінського закону він має сидітти пожиттєво. Алe, схожe, амністія щодо сeпаратистів вступила в силу. Мeнe така амністія нe влаштовує.
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
Тарас корниюк:
Донецька і Луганська області у складі України
МАРИНА ЧЕРЕНКОВА
ОТ ИМЕНИ ВОЛОНТЕРСКОЙ ГРУППЫ «ОТВЕТСТВЕННЫЕ ГРАЖДАНЕ»
Чем должны пожертвовать Донбасс и Киев, чтобы найти компромисс? АМБИЦИЯМИ.
Для национального диалога время еще не пришло. Этим должны заниматься профессионалы, переговорщики и медиаторы. В Украине по обе стороны линии разграничения пока еще нет понимания, зачем он нужен. На уровне официальных структур нет желания договариваться. В то же время на человеческом, межличностном уровне есть стремление помогать и поддерживать. Базой для национального диалога будут аполитичные гуманитарные и социальные программы на уровне институций гражданского общества.

Сегодня, по сути, на неподконтрольной территории действуют только две организации с украинской регистрацией: «Ответственные граждане» и гуманитарный штаб «Поможем» Рината Ахметова. Первая – инициатива группы местных жителей. Вторая – инициатива конкретного человека, который счел нужным так поступить и может себе это позволить. Но таких инициатив должно стать больше. Поддержка тех, кому сейчас хуже всего – отличное начало диалога.

Между гражданами Украины обостренной ненависти нет (мы постоянно путешествуют между Киевом, Донецком и другими регионами). Мы даже вывели закономерность: чем дальше от телевизора и социальных сетей, тем меньше ненависти. И тем больше усталости и желания поскорее все это закончить. Вот только никто не знает, как. Но когда это желание станет настолько сильным, что пробьется через заслон пропаганды с обеих сторон, люди начнут искать решение. Это и есть национальное примирение.

Одна из самых опасных иллюзий – это иллюзия военной победы. Основная ошибка, которую сделала власть с самого начала – она проиграла умы и сердца мирного населения. Мирное население не любит власть в Киеве. Мирное население выживало под обстрелами и видело, насколько реальный облик украинских солдат и участников добровольческих батальонов отличается от телекартинки. Мирное население видело примеры человечности и подлости с ОБЕИХ сторон. Силовой контроль над регионом этого не изменит. Если на Донбассе есть украинская армия, но за ней из-за зашторенных окон смотрят с настороженностью, подозрением или даже ненавистью – только веселый сказочник-оптимист может сказать, что это украинская территория.

Украинцы готовы к диалогу. Люди готовы контактировать между собой и сотрудничать там, где нет разногласий. Диалог же приведет к примирению. Но, увы, далеко не сразу. Чем должны пожертвовать Донбасс и Киев, чтобы найти компромисс? Прекрасный вопрос. Ответ будет очень коротким – АМБИЦИЯМИ.

Многие люди остались в «ДНР» и «ЛНР», чтобы работать, выполнять свой долг. Врачи, работники социальных учреждений, сотрудники коммунальных служб. Качество их работы сегодня на Донбассе – это, без преувеличения, вопрос чьей-то жизни или смерти. Тот факт, что эти специалисты сегодня вынуждены подчиняться административным структурам самопровозглашенных республики, не может и не должен быть основанием для привлечения их к ответственности.
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
МАрина черенкова:
Автономия в составе Украины
АЛЕКСАНДР ПАСХОВЕР
ЖУРНАЛИСТ
Позволю себе процитировать Оноре де Бальзака: «Где царит бедность, там не существует больше ни стыда, ни преступлений, ни добродетели, ни ума». (Шагреневая кожа)
За последние 400 лет нашей истории трудно найти эпизод, когда бы тема национального примирения была второстепенной. Справа от нас – XXI век, слева - XV. В обоих есть своя прелесть и свое коварство. Справа – взрослые демократии с развязанным либерализмом. Слева – ортодоксальная деспотия. Часть Украины симпатизирует одним, часть соболезнует вторым. Побеждают увы, не идеи, а деньги.

Национальное примирение украинцев внутри своей страны может произойти только на экономическом взлете. Юг и север США – вечных антиподов и врагов примирила в 1860-х новая (первая) железная дорога. Когда торговать стало выгоднее и проще, чем убивать, тогда гражданское противостояние быстро сошло почти на нет. Правда для этого решения понадобился президент масштабом в один Авраам Линкольн. Национальное примирение Германии и Франции после многовековой вражды и особенно после Второй мировой, стало возможно в 1951 году, когда эти две растущие экономики создали один на двоих, так называемый Угольный союз, - ядро нынешнего ЕС. Правда для этого, с одной стороны должен был быть такой человек, как немецкий лидер Конрад Аденауэр, с другой французский – Шарль де Голль.

Я против решения конфликта военным путем, и не знаю, как можно решить нынешний конфликт дипломатическим путем. Особенно когда одна из сторон не владеет языком дипломатии «at all». У этого диалога (важного, нужного), увы, нет легитимного субъекта. (Если конечно признать что конфликт внутренний). А реальный субъект, от которого все и зависит, пока что все еще притворяется, что «нас там нет».

Эта война принесет очень много тяжелых мифов и злобных штампов. Должно пройти слишком много времени, причем в идеальной сытости и утонченной информационной политике, чтобы следующее, рожденное в Украине поколение, могло обнять Восток и Запад. Процесс подготовки примирения – это снижение градуса радикализации общества, как с правого, так и с левого фланга. Время радикалов наступает обычно в условиях социальных потрясений. Во всех других случаях, они беззубы. Рецепт прост в рекомендации, и невозможно сложен в исполнении – социальная стабильность, экономический рост, нулевая толерантность к коррупции. Любой другой сценарий – это движение к расколу и большой крови.

Инфраструктуру Донбасса должна восстановить Украина. И это не самая трудная работа, которую нам предстоит совершить. Более того, она станет драйвером для национальной экономики. Восстановление Донбасса – это вообще не проблема, на фоне восстановления на Донбассе украинской государственности. Из руин Второй мировой Европу, да и Советский Союз подняли за считаные годы. С «разрухой в головах» справится куда сложнее и дольше.

Руководители боевиков точно должны быть наказаны. Очень строго. Но в рамках закона. Дела всех остальных должны быть индивидуально рассмотрены. Совсем без амнистии не обойтись.

Лидеры общественного мнения в соцсетях, в быту зачастую очень мирные и беззубые товарищи. Иногда просто вегетарианцы. Они буйствуют, разве что за монитором. Не все, но многие. Вне виртуальной жизни они тоже хотят мир. Что же касается воинов АТО… на то они и воины, чтобы обеспечить государственную границу «на замке». Если они, скажем во вторник опустят стволы, это совсем не значит, что в среду наступит мир. Увы, случится все наоборот. Требуются доказательства? - Крым! Война на Донбассе, это результат мирной «дипломатии» в Крыму. И эта «дипломатия» никак не примирила материковую Украину с ее заблудившейся Автономией.
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
АЛЕКСАНДР ПАСХОВЕР:
Необязательно судьба «ДНР» и «ЛНР» будет одинакова. Но все же выберу вариант - Донецкая и Луганская области в составе Украины
МИРОСЛАВ ГАЙ
БЛОГЕР, ВОЛОНТЕР,
РУКОВОДИТЕЛЬ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ФОНД «МИР И КО»
Тільки-но війська РФ відійдуть за кордони України, ніяких проблем з Донбасом не буде.
Більшість жителів Донбасу інертні. Їм все одно, хто при владі: українці, росіяни чи хоч прибульці. І водночас твердження, що більшість з них за Росію - ілюзія. Яскравий приклад - Слов'янськ і Краматорськ. Ці міста люблять Україну. Ми щодня отримуємо прохання з окупованих територій звільнити їх від бандитів.
Військовим шляхом проблему, звісно, вирішити можна, але загине дуже багато бійців. Оптимальний варіант - перемовини та перемир'я.

Донбас має відновлюватися за гроші Російської Федерації. Так само, як це було за часів гітлерівської Німеччини після Другої світової війни. І взагалі, Росія має виплачувати нам гроші за ту шкоду, яку нам нанесла за часи Радянського Союзу: Голодомор, знищення інтелектуальної еліти. Весь світ має погодитися, що це не Україна воює між собою на своїй території, а Росія на нас напала. Україна також має допомогти мешканцям Донбасу.

Тільки-но війська РФ відійдуть за кордони України, ніяких проблем з Донбасом не буде.

Всі ті, хто тримав у руках зброю, виступав проти України, вбивав, мають бути покарані. Інші, хто піддався на пропаганду, не арештовуватимуться. Ми не можем заарештовувати людей, які були під дією "грипу", "інфекції". Пропаганда - це розумова інфекція.

Жителі окупованих територій - українці. Я впевнений, що тільки-но вони потраплять під вплив України, тільки-но ми почнемо надавати їм харчі, газ і електроенергію, тільки-но вони повернуться до мирного життя, все у нас буде нормально. Головне - вибити з Донбасу банди.
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
МИРОСЛАВ
ГАЙ:
Донецька і Луганська області у складі України
АНДРЕЙ БУЛГАРОВ
БЛОГЕР, АВТОР РУБРИКИ «ПОД СОМНЕНИЕМ» ПРОГРАММЫ «УТРО В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ» (ICTV)
Между нами разрыв не национальный, а мировоззренческий. Часть страны живет в прошлом. Нужно не примирение, а просвещение. Необходима внутренняя интеграция Украины.
Понятие национальное примирение не корректно. На национальной почве никто не сорился. А все, что исходит от России сегодня вообще не должно восприниматься серьезно, поскольку при действующем путинском режиме, любые такие попытки лишь часть информационной войны.

Самый важный вопрос в том, как нам простить их. Не примириться, а именно простить. Но, украинцы народ великодушный, так что я думаю мы с этим справимся, но лишь после того, как Донбасс будет зачищен от бандформирований.

Конфликт можно решить без диалога. И даже нужно. Во-первых, жители Донбасса (в большей своей массе) всегда понимали только силу, и для них какой-нибудь бандитский авторитет всегда будет весомей профессора. А во-вторых, после двух лет оккупации российско-террористическими бандами многие жители в полной мере подвержены так называемому Стокгольмскому синдрому. И выводить их из этого состояния нужно не диалогом, по причине его полной бесполезности, выводить нужно принудительными способами.

Никакого примирения не будет. Либо жители, поддерживающие сегодня «ЛДНР» интегрируются в Украину, принимая все правила и законы, либо они просто исчезнут. Никогда больше в Украине не будет власти меньшинства.

Киев ни чем не должен и не может жертвовать ради примирения. Лишь показав свою сильную и последовательную позицию, Украина вернет контроль над захваченными территориями. Ибо, как сказано выше, Донбасс признает только силу. Чем жертвовать Донбассу? Бандитская группировка, взявшая в заложники целый регион, пожертвует всем, лишь бы сохранить себе жизнь.

С каждым днем позиции Украины становятся все сильнее. Поэтому, как бы кто не мечтал, или не навязывал, но контроль над Донбассом удастся вернуть лишь силовым путем. Правда, до этого необходимо провести еще целый ряд мероприятий, и в первую очередь максимально минимизировать жертвы среди мирного населения. Никакой автономии, никакого особого статуса, никакой амнистии тем, кто пытал и убивал граждан Украины.

ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
Андрей Булгаров:
Донецкая и Луганская области в составе Украины
КИРИЛЛ САЗОНОВ
БЛОГЕР, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР САЙТА
«ДОНЕЦКИЕ ВЕСТИ», ПЕРЕСЕЛЕНЕЦ ИЗ ДОНЕЦКА
Амнистировать можно доверчивых глупцов, которые не успели нагрешить.
Тема национального примирения в Украине уже не актуальна. За два года гибридной войны с Россией украинцы осознали себя, как граждане, научились ценить свою страну и друг друга. Если кто-то продолжает бредить «русским миром» то ему либо к врачу, либо в Россию. Мы можем пожалеть этого человека, но мириться с ним и договариваться – увольте. Мы же не пробуем договориться с негодяем, который пытается поджечь твой дом или ограбить в подворотне.

Конфликт на Донбассе военного решения не имеет – как только уйдет армия РФ и небольшое количество наемников и идейных сторонников «русского мира» конфликт будет исчерпан. Донбасс и Украина могут мирно сосуществовать в любом формате – если не будет российского вмешательства. В худшем варианте – линия разграничения превращается в границу и каждый живет, как хочет.

Амнистировать можно доверчивых глупцов, которые не успели нагрешить. Убийц, а также тех, кто похищал и пытал мирных жителей амнистировать нельзя. Украине нужен мир, Донбассу нужен мир, России нужна война или контроль над Украиной, как результат этой войны. Поэтому причины конфликта и способ его прекращения очевидны – должен исчезнуть фактор, заинтересованный в конфликте.

ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
Кирилл Сазонов:
Неопределенность
ОЛЕГ СААКЯН
БЛОГЕР, ПОЛИТОЛОГ, ГРАЖДАНСКИЙ АКТИВИСТ, ПЕРЕСЕЛЕНЕЦ ИЗ ДОНЕЦКА
Між Донбасом і рештою України конфлікту, окрім як електорального,
немає.
Немає проблеми примирення між кимось і кимось. Є проблема відсутності єдиного проекту розвитку держави. Немає єдиної державної візії, яка б стала проектом для українців від Галичини і до Донеччини. У цьому випадку будь-яке штучне намагання примирити виглядатиме як процес поєднання непоєднуваного. Допоки не буде єдиного бачення майбутнього і не буде бачення свого місця в єдиній Україні. За таких умов Угорщина може спокійно розкачувати ситуацію в Закарпатті, Росія - на сході України, Польща - так само де-небудь. Україна стає не суб'єктом на політичній карті світу, а скоріше об'єктом інтересів інших держав.

Між Донбасом і рештою України конфлікту, окрім як електорального, немає. Ментально Донбас - абсолютно не російський світ. Там немає жодної основи для власної державності, для певної самобутності як етнічної спільноти. На хвилинку, Донбас - це найбільш мультетичній регіон Європи, 132 етноси!

Для того, щоб ми помирилися, має пройти часу в найоптимістичнішому варіанті - кілька років, а в найпесиместичнішому - до десятка років. Це залежить від тих дій, які будуть з боку Києва. Або ми розглядаємо цю ситуацію як навіяний Росією конфлікт територій між Донбасом і Україною, або як кризу державності України в цілому. Якщо ми розглядаємо це як кризу державності, то є два чинники - закінчення війни та осмислення кризових питань, які підняті так званим озброєним сепаратизмом, для того, щоб не допустити подальшої фрагментації України.

Сучасна війна покликана на те, щоб розколоти суспільство і створити імітацію громадянського протистояння. За цих умов у нас є від зворотнього у відповідь на ватників з'явилися вишиватники. Це той самий сепаратизм, але у зворотньому напрямку: давайте велике від'єднаємо від малого. За таких умов, треба розібратися у підвалинах такої агресії, якої не було п'ять, десять чи двадцять років тому. Якщо поверхнево, це образа. За щось, що не було зроблено або не відбулося.

Російська традиція нам навіює нам всього дві іпостасі. Або герой, який живим не може бути, бо живі герої ворогу не здаються, або це зрадник. І якщо ми виходимо з цієї практики, то розуміємо, що в сучасній війні інформація вбиває не менше, ніж куля. Вона вбиває особистість. І відповідальність за це повинна розділити вся Україна. Бо Україною як державою не було нічого створено, що могло б захистити громадян від зовнішньої інформаційної агресії. І так само ці люди, які піддались на агресію, і не стали за Україну горою, також винні.
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
олег саакян:
Донецька і Луганська області у складі України
РАМИЛЬ ЗАМДЫХАНОВ
БЛОГЕР, ЖИТЕЛЬ ДОНЕЦКА
Реальная деэскалация конфликта если и состоится, то совсем в других кабинетах, в которые общество не всегда допускают.
В Украине актуальна тема примирения, как такового. Дополнительные определения, вроде «национального», создают лишние коннотации, которые, возможно, востребованы и популярны к западу от линии противостояния, но в то же время довольно болезненно воспринимаются на Донбассе. В условиях, когда примирение необходимо как воздух, мне кажется, следует максимально деликатно и щепетильно относиться к формулировкам.

Военный путь – дорога в абсолютный тупик. Настаивать на военном способе решения конфликта могут либо безумцы, либо те, кто хорошо греет руки на военных бюджетах и схемах. Решение конфликта лежит исключительно в политической плоскости, с моей точки зрения – через прямой диалог официальных лиц Киева и Донецка, которым, к слову, и та, и другая сторона докажет свою субъектность в нынешнем противостоянии.

О том, кто должен быть наказан, а кто амнистирован опасно судить, основываясь не на законе, а на личных предпочтениях. Для принятия подобных решений нужна выверенная правовая база. Создать ее будет нелегко. С другой стороны, Украина не первая пошла по пути гражданского противостояния. Очевидно, что опыт других стран, переживших аналогичную беду (например, Испании), может оказаться полезным для изучения и последующей вдумчивой реализации.

Несмотря на людоедскую агрессивность лидеров общественного мнения в социальных сетях, и гораздо меньшую, на их фоне, непримиримость бойцов в окопах с обеих сторон, спонсорами и движущей силой конфликта не являются ни те, ни другие. Реальная деэскалация конфликта если и состоится, то совсем в других кабинетах, в которые общество не всегда допускают. С другой стороны, тому же обществу по силам «придушить» с социальных медиа особо бесноватых активистов, если, конечно, людям действительно нужен мир, а не война и «пощекотать нервы» в комментариях.
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
РАМИЛЬ ЗАМДЫХАНОВ:
Или «ДНР» и «ЛНР», или автономия в составе Украины
ВЯЧЕСЛАВ ПИХОВШЕК
ОБОЗРЕВАТЕЛЬ
Тільки великий бізнес може відповісти на одне просте питання: що з промисловості можна відновити? За чий рахунок відновлювати?
Усе просто: жителі непідконтрольних Києву територій мають вирішити, чи хочуть вони жити в одній країні з іншими. Якщо так, тоді є очевидна база для діалогу – Конституція України.

Я є прихильником невійськового вирішення конфлікту. Найбільше нам підходить досвід вирішення конфлікту між Британією та Ірландією. Убитих незміряно з обох боків, рівень тероризму дуже високий, емоційне взаємопроникнення занадто високе, але вони все одно виходили на якісь домовленості. Тобто, для діалогу має бути сформульовано кілька основних речей: є певні групи людей, які хочуть діалогу, є предмет діалогу. Зокрема, предметом діалогу є закінчення війни. Дуже важливим є місце діалогу – нейтральна територія, не Київ, не Донецьк і не Москва.

Для перемовин треба створити кілька груп. Перша – це політики, якщо таких можна буде знайти. Друга – люди великого бізнесу. Третя – люди церкви. Четверта – журналісти. Вони повинні говорити на нейтральній території. Є загальне одне правило: у групи мають увійти особи, які не робили ворожих дій один проти одного. Водночас це обмежує вибір. Приміром, взяти політиків – скільки вони робили ворожих дій проти Луганська, Донецька, використовуючи мову ворожнечі? Наприклад, є Луценко з його виразом «лугандон» чи журналіст Гайдукевич, який каже, що людей з Донецька потрібно позбавити громадянства. Ці люди не тільки заважають примиренню – вони просто його не хочуть.

На моїй пам'яті я застав ветеранів Радянської армії та Вермахту, які воювали під Сталінградом. Їм було по 90 років, але вони хотіли повбивати один одного. Тому все залежить від людей: наскільки вони готові прощати.

Чому священники? Українська православна церква зберегла парафії на тій території. Тому що це один з прямих шляхів як дійти до думок людей, які слухать їхні проповіді. Навіть попри те, що частина священників зайняла ворожу до Києва позицію.

Тільки великий бізнес може відповісти на одне просте питання: що з промисловості можна відновити? За чий рахунок відновлювати? Хоча, на мою думку, Донбас відновлюватиметься переважно за рахунок українського бюджету.
ФАКТИ ICTV:
Донбасс через 5 лет:
ВЯЧЕСЛАВ ПИХОВШЕК:
Або «ДНР» і «ЛНР», або автономія у складі України
© 2015 ФАКТИ - МИ ПРАЦЮЄМО ДЛЯ ВАС
FAKTY.ICTV.UA
Made on
Tilda